16+
Живу в Красноярске – слушаю АВТОРИТЕТНОЕ РАДИО!

Коррупционный скандал разгорается в красноярской гимназии №13, в которой учатся дети губернатора Льва Кузнецова

В социальных сетях сообщается, что за перевод в класс, где учатся дети Льва Кузнецова, установлена неофициальная плата в 170 тысяч рублей
4105 0 0
детки.jpg 

Коррупционный скандал разгорается в гимназии №13 Красноярска, в которой учатся дети губернатора Льва Кузнецова. В социальных сетях сообщается, что за перевод в государственную гимназию в класс, где учатся дети губернатора Льва Кузнецова, установлена неофициальная плата в 170 тысяч рублей. Якобы такую сумму добровольного пожертвования называют родителям в приватной беседе.

Член координационного совета по делам молодежи в научной и образовательной сферах Егор Задереев на своей странице в Твиттере заявил, что за перевод в губернаторский класс просят 170 тысяч рублей, перевод в самый дешевый порядка 20 тысяч. За комментариями мы обратились к директору гимназии №13 Людмиле Юдиной. Она была шокирована, назвала прозвучавшую информацию клеветой и пригрозила обратиться в суд на тех, кто пытается опорочить педагогический коллектив: «Вы знаете, это просто клевета, тут можно просто судиться – это просто хамство. В этих классах, где находятся дети губернатора, у нас 30 человек изначально шло с 4 класса, когда еще детей губернатора там не было. И переводы у нас не происходят. Это просто начинают дискредитировать гимназию №13. У нас такой проблемы нет, и никогда не было. Для меня как для директора и для коллектива это впервые. Перевода в класс, где находятся дети губернатора, никогда не было. В простые классы мы не переводим, потому что в каждом классе есть своя концепция, дети сдают экзамены, тесты. Если, допустим, физико-математический класс, ребенок сдает тест и по тесту он проходит. Это что за ерунда. Из других школ дети переводятся только при наличии свободного места. Если свободное место есть, если родители пишут заявление, что они хотят протестировать, чтобы ребенок был успешным, если ребенок написал тест, то это обсуждается с учителями и замами. Если есть свободное место, то ребенка берут в этот класс. Когда дети губернатора пришли к нам это был изначально физико-математический класс. Школа переполнена, потому что одна школа в Академгородке. До детей губернатора у нас уже была углубленка. Мы более 20 лет уже работаем на углубленке, мы вошли в топ лучших школ России. Если бы перевод в школы был платный, знаете, все школы бы разбогатели, у нас не было бы такой нищеты в школах и гимназиях. Эти слухи, мне кажется, распускают просто бессовестные люди. Занимаются каким-то черным пиаром. Мы даже деньги ни на что не собираем. Родители-бизнесмены просто помогают ремонтировать кабинеты. У нас даже нет попечительского совета, чтобы распределять деньги, которые собирают родители. Было принято решение, если кто-то из людей бизнеса хочет помочь отремонтировать, побелить, покрасить, купить какой-то шкаф, мебель – это покупается, прописывается в заявлении».

К обсуждению ситуации подключились депутаты Горсовета Красноярска и краевого парламента. В Твиттере они пишут, что спрос рождает предложение, ведь сидеть за одной партой с детьми главы региона, это престижно, это подчеркивает статус не только детей, но и их родителей. Депутат Горсовета Красноярска Александр Глисков рассказал, что за вымогательство добровольных пожертвований за места в образовательных учреждениях могут привлечь к уголовной ответственности: «Всевозможные пожертвования, так называемые фонды образования, неоднократно уже возникали вопросы, куда эти деньги в итоге расходуются, потому что в договорах, которые заключают родители, внося эти деньги, пишутся одни цели, а потом выясняется, что на эти цели деньги не пошли. Давно уже надо было проверить все эти фонды образования. Я несколько раз этот вопрос поднимал перед руководителем департамента образования Ниной Жилинской, но понимания не нашел. А жалобы поступают постоянно. Такая же история и с детскими садиками. В таких случаях родители имеют право ставить вопрос о совершении должностного преступления. Есть судебная практика, когда такого рода действия квалифицировались как уголовное преступление».

В течение дня мы предлагали радиослушателям звонить к нам в редакцию, чтобы подтвердить или опровергнуть сообщение о добровольных пожертвованиях за перевод в 13-ую гимназию. Поступило несколько звонков в защиту руководства школы и ни одного, подтверждающего факты вымогательства или коррупции. Зато эта тема вызвала всплеск обращений тех, чьи дети посещают другие заведения Красноярска. Нам позвонила мать учащегося гимназии №7, которая уже длительное время борется с поборами: «Поборы постоянные. Уже писали на директора лицея №7 письмо президенту в прошлом году. От президента пришла отписка, чтобы прекратили все эти поборы. Она тут же собирает родителей и говорит, письмо было, конечно, но, пожалуйста, по 2 тысячи на крыльцо школы с ребенка сдайте. В последнее время собирали на ремонт школы, на ремонт класса. Постоянно в школу что-то надо. С ремонтом класса я согласна - там мой ребенок учится, но ремонт школы это же вообще ужас. Мы пришли в эту школу, Жилинская в репортаже про лицей №7 по телевизору говорит, что деревянных окон нет, все туалеты отремонтированы, везде кондиционеры стоят – на кондиционеры сдай, окон пластиковых половины нет, на окна сдайте, на ремонт туалетов сдайте, на ремонт крыльца сдайте. Я была в шоке: президент написал, чтобы прекратили поборы, разобраться, но директор продолжает свое: дай, дай, дай. Если честно, в этот раз я ничего не сдала, категорически отказалась, так как ни одной сметы не увидела».

Позвонил к нам редакцию и многодетный отец, который рассказал о добровольно-принудительной благотворительности в дошкольных учреждениях. Александр рассказал о том, что его семья живет очень скромно. Он единственный кормилец в семье. А сейчас, когда пришло время устраивать ребенка в детский сад на улице Энергетиков, с него требуют 8 тысяч рублей: «У меня трое детей. Я работаю один. Зарплата 15 тысяч. Жена в декретном отпуске сидит. Ребенку исполнилось 2 года, нам как многодетной семье без очереди предоставляется место в детском саду. Нас собрали на собрание и сказали, что надо заплатить благотворительный взнос по 8 тысяч рублей. По приходу в садик нам надо показать квитанцию, что мы заплатили по 8 тысяч благотворительного взноса. Сказали, что деньги будут израсходованы на ремонт садика, но с каждого по 8 тысяч, в группе по 25-30 человек. У меня второй ребенок в этот садик идет, и второй раз с меня требуют 8 тысяч, а в садике, как все было, так и остается. Если бы я знал, что деньги пойдут туда-то и туда-то, родительский комитет в прошлый раз купил китайских шторок и какой-то аппарат и все. представьте, 20-30 человек в группе, а остальные деньги куда уходят? Там отчетности никакой нет».

Родители, как правило, винят в постоянном вымогательстве денег директоров учебных заведений. Но на самом деле педагоги с радостью отказались бы от неблагодарного и унизительного занятия выпрашивать деньги у родителей. Стоять с протянутой рукой их вынуждают городские власти. И эта вопиющая ситуация продолжается уже много лет. Первые лица города, ссылаясь не недофинансирование отрасли, нехватку бюджетных средств, требуют от директоров собирать деньги с родителей. Меньше года назад тогда еще мэр Красноярска Петр Пимашков, инспектируя школу №84, отметил, что без помощи родителей невозможно ремонтировать школы: «Мы иногда умалчиваем, иногда не говорим об этом, но родители участвовали, участвуют и, я думаю, еще долго будут участвовать в оказании помощи в подготовке школ к новому учебному году. Еще раз просто обращаю внимание на то, что это должно быть добровольно. Это должно быть тактично. Эту работу должны проводить попечительские советы, контроль за каждой копейкой и так далее. Без помощи родителей мы все равно не сможем подготовить школы к новому учебному году. Все вместе должны объединиться и к первому сентября подготовить школы как минимум на оценку «хорошо».

Из-за такой муниципальной политики сегодня ни у одного родителя не повернется язык назвать наше образование бесплатным. Между тем, ситуация в городском бюджете не безнадежная, деньги есть, вопрос только в приоритетах и распределении бюджета. К примеру, на благоустройство набережной реки Кача за последние годы были выделены десятки миллионов рублей. А на восстановление уличного освещения территории школ и детских садов — ни копейки.

Система Orphus

У вас есть интересная новость? Вы стали свидетелем происшествия? Расскажите нам об этом!
Добавить новость