16+
Живу в Красноярске – слушаю АВТОРИТЕТНОЕ РАДИО!

Ситуация с онкологическими заболевания в Красноярском крае значительно хуже, чем в целом по стране

Об этом заявил главный врач краевого онкодиспансера Андрей Модестов. Сегодня руководители онкологического направления в сфере здравоохранения края общались с красноярцами
984 0 0

Ситуация с онкологическими заболевания в Красноярском крае значительно хуже, чем в целом по стране, заявил главный врач краевого онкодиспансера Андрей Модестов. Сегодня руководители онкологического направления в сфере здравоохранения края общались с красноярцами. Им пришлось выслушать немало критики за очереди, уровень медицины и отношение к больным.

Общение с жителями края у врачей получилось неожиданно тяжелым и эмоциональным. Первым к представителям здравоохранения края по телефону обратился онкологический больной Юрий Михайлович. Он пожаловался на то, что ему поставлен диагноз рак мочевого пузыря, но врачи никак не могут приступить к лечению, ссылаясь на то, что в стационаре нет мест: «13 апреля этого года красноярский онкологический центр поставил меня как клиента для лечения в стационаре, получил направление, однако по сей день – почти два месяца, вызова на стационарное лечение я не получил. Я неоднократно обращался в приемный покой, но ответ один – мест нет свободных, ждите. На больничном меня ждать не хотят, это катастрофа для меня и моих родственников». Главврач онкодиспансера Андрей Модестов пообещал разобраться в ситуации; «Я записал фамилию, имя, отчество. Сегодня же вам перезвоним. Для меня это нонсенс, потому что по урологическому отделению по программе госгарантии месяц это максимальная очередь. То что уже вышло за пределы месяца – буду серьезно разбираться и с приемным покоем, и с отделением – по какой причине человек со злокачественным новообразованием стоит в очереди столько времени и его звонком не приглашают».

С каждым дозвонившимся вопросы становились все более резкими, а ответы неожиданными и даже вызывающими. Волонтер Ольга упрекнула врачей в том, что государственные учреждения сами плохо лечат онкологических больных, особенно детей. К тому же медики абсолютно безучастны к усилиям родителей собрать документы для лечения больных ребят в зарубежных клиниках. Не говоря уже о том, что онкологические больные лечатся за рубежом за свои совсем не маленькие деньги. Заместитель начальника отдела организации медицинской помощи и санаторно-курортного дела министерства здравоохранения края Татьяна Наумова на это заявила, что лечения больного за границей возможно и за счет государства, но в этом нет необходимости, потому что в Москве и Санкт-Петербурге лечат не хуже: «Надо понимать, что порядок этот отработан. Мы имеем право как субъект Российской Федерации, наши лечебные учреждения могут направить только в федеральную клинику. На сегодняшний день все те технологии, которые есть за границей, они, конечно, есть и в наших московских клиниках, и часть этих технологий уже есть и у нас. На уровне Федерации эти технологии применяются».

Вопрос красноярки Светланы звучал, как крик души: «Просят о помощи деткам больным с онкологией очень много. Я общалась с волонтерами, которые собирают какую-то сумму. Вот они насобирали 600 тысяч, а еще 2 миллиона не успели. У меня вопрос: почему собирают граждане, это же должно решаться на другом уровне? Здесь у нас нет таких специалистов, как в Израиле, Германии. Нет такого оборудования. Надо же на уровне правительства это как-то решать. Столько людей, детей погибают, потому что у них просто нет денег на это. Своими силами, конечно, никто два миллиона из кармана не достанет и не сможет пройти какой-то курс лечения. Почему этот вопрос не решается на уровне вышестоящем?» Татьяна Наумова не захотела развивать тему: «Я прекрасно это все понимаю, но это же делают родители, а не лечебное учреждение. Все больные обеспечиваются лекарственными препаратами, до миллионов рублей в год стоимость лечения онкогематологического больного. И на уровне края эти вопросы решаются. Нельзя говорить о том, что они не решаются. Откуда вы знаете, что за границей лучше оказывают эти услуги. Давайте не будем продолжать этот разговор – это некорректно».

Однако от уверенности представителя министерства здравоохранения края Татьяны Наумовой и врачей-онкологов ни осталось и следа, когда еще одна дозвонившаяся Ольга изложила свои убийственные аргументы: «Я хочу спросить про Алексея Скуратова. Волна в Интернете давным-давно идет. В 2008 году от него отказались врачи в Москве и сказали, что не могут спасти. Путем сбора денег в Мюнхене ему спасли жизнь, и человек три году живет. Хотя ему в ведущей российской клинике сказали, что ему осталось три месяца. У него вырезано 90% кишечника. Три года жизни он себе уже купил, благодаря добрым людям. Я хочу спросить, почему Алексей сам и добрые люди борются за эту жизнь? Где помощь государства?»

К главному врачу онкологического центра Андрею Модестову обратилась жительница Красноярска Елена: «У меня такая ситуация. Моя мама в свое время заболела раком и умерла. Мне сказали, что у меня есть вероятность тоже заболеть этим заболеванием. Скажите, пожалуйста, так ли это, и что мне делать, может быть, какую-то диагностику пройти? Мне сейчас 27 лет. У мамы был рак груди». Главврач онкодиспансера посоветовал красноярке обратиться в территориальную поликлину: «На самом деле есть наследственная предрасположенность. Есть риск статистический примерно в 8-10 раз выше, чем у любого другого человека, у которого нет по наследственности отягощения по молочной железе. Поэтому вам необходимо проходить наблюдение по месту жительства в территориальной поликлинике. Мы сейчас подготовили проект приказа по медицинским осмотрам групп риска. В вашем случае необходимо раз в два года проходить обязательно томографию молочной железы. В связи с тем, что по дополнительной диспансеризации в сорок лет плановое обследование, вам нужно обратиться все-таки в территориальную поликлинику».

Ситуация с онкологическими заболевания в Красноярском крае значительно хуже, чем в целом по стране, заявил главный врач краевого онкодиспансера Андрей Модестов. Главный онколог края заявил, что население редко обращается к врачам, не следит за своим здоровьем. И в результате лечить приходится уже запущенное онкологическое заболевание: «Средне-российский показатель 364 случая на 100 тысяч населения. У нас – 317 на 100 тысяч, то есть у нас уровень заболеваемости ниже, чем по стране. Это плохо, значит мы плохо выявляем заболевания. Выявление на первой – второй стадии в Красноярском крае порядка 36%, по России – 46%. По смертности: у нас на протяжении последних четырех десятилетий у нас смертность в Красноярском крае росла, и сейчас она находится на уровне 209,1 случает на 100 тысяч. При том, что по России – 206 случаев на 100 тысяч населения. Таким образом, у нас смертность превышает средне-российский уровень. Это говорит о том, что у нас низкая настороженность врачей первичного контакта, неэффективная профилактическая работа. Ответственность людей к своему здоровью низкая, ее нет просто, безответственность».

Андрей Модестов сообщил, что над возведение нового здания онкоцентра строители трудятся круглые сутки. И через пару лет наш онкоцентр станет одним из лучших в стране.

Система Orphus

У вас есть интересная новость? Вы стали свидетелем происшествия? Расскажите нам об этом!
Добавить новость